В шаге от лидерства. Почему потенциал альтернативной энергетики на Кубани используют лишь частично

12.08.2020
В шаге от лидерства. Почему потенциал альтернативной энергетики на Кубани используют лишь частично В рейтинге энергодефицитных регионов России, если бы таковой был создан, Краснодарский край точно занял бы одно из первых мест. Местная генерация покрывает немногим более трети спроса на электричество, остальное приходится на долю перетока из соседних регионов. Данные регионального диспетчерского управления энергосистемы Краснодарского края и Республики Адыгея говорят сами за себя: в 2019 году расположенные здесь электростанции выдали менее 10,4 млн кВт∙ч, тогда как электропотребления превысило 27,6 млн кВт*ч.

Дефицит как стимул

Подобное положение дел порождает сразу несколько проблем. Первая – высокая стоимость электричества: одноставочный тариф для юридических лиц составляет 5,02 рубля за киловатт-час, конечная цена киловатт-часа для юридических лиц достигает 10-12 рублей. «Для того, чтобы присоединить нового потребителя к электрическим сетям, энергетики начинают выставлять условия: одно, другое, третье, – добавляет директор ООО «Альтэнергия» Андрей Темеров. – В общем, всеми способами стараются получить с тебя побольше. Кроме того, у нас аграрный край, и у многих людей попросту нет возможности присоединения к сетям в чистом поле».

Слова коллеги подтверждает технический директор группы компаний «Своя энергия», предприниматель Николай Дрига. Когда-то он построил частный дом в Индустриальном – посёлке под Краснодаром. Подключение здания к централизованным сетям энергоснабжения оценили в 1,5 млн рублей. Цена автономии - покупки и монтажа солнечных панелей, ветрогенератора, теплового насоса и  твердотопливного котла с пеллетной горелкой – оказалась почти в пять раз меньше. «Качественное советское инженерное образование позволяло надеяться, что мне удастся разобраться во множестве технических и технологических проблем, решая проблему энергоснабжения, – вспоминает Николай Фёдорович. – Так и вышло».

Впоследствии частный проект, о котором в 2013 году рассказали региональные и федеральные СМИ, перерос в полноценный бизнес в области возобновляемой энергетики, энергоэффективного строительства и консалтинга в сфере сбережения ресурсов. Схожим был путь в отрасли предпринимателя Темерова. «Ещё в школе я делал солнечные батареи: отпиливал крышечки у транзисторов П-214, спаивал схему на деревяшке размером с лист формата А4, включал приёмник, и система работала, – говорит Андрей Викторович. – Потом отучился в радиотехническом университете, работал связистом, был начальником линейных сооружений города, района. Но где-то в 2006 году понял, что проводная связь понемногу отживает своё, а перспективы открываются в энергетике, причём в той, которая нам достаётся бесплатно – в возобновляемых источниках». Дальнейший путь в этой истории выглядит типичным для первопроходца: зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя, взялся за энергоснабжение частных домов, перешёл к более крупным проектам, запатентовав при этом несколько технических решений.

Солнце важнее ветра

Интерес бизнесменов из Краснодарского края к альтернативной энергетике предопределён. Его стимулируют сами географические и климатические особенности региона. По данным геоинформационной системы «Возобновляемые источники энергии России» (ГИС ВИЭР), средний за год суточный объем солнечной радиации на горизонтальной поверхности в Краснодарском крае колеблется от 3,5 кВт∙ч на квадратный метр в районе Сочи, до 4 кВт∙ч на «квадрат» под Анапой и Новороссийском. Схожими показателями могут похвастаться разве что Крым, юг Забайкальского края и южные районы Приморья. Если оценивать количество солнечной радиации, попадающей на оптимально ориентированную или следящую за светилом поверхность, привлекательность региона оказывается ещё выше. К этому следует добавить количество солнечных дней – ещё один показатель, по которому Краснодарский край можно безоговорочно отнести к числу лидеров в России. Его ветроэнергетический потенциал тоже довольно высок. Среднегодовая скорость ветра на высоте 10 м варьируется от 3,7 до 4,3 м/с. Строительство тридцатиметровых ветряков где-нибудь в районе Новороссийска потенциально позволит вырабатывать до 307 тыс. кВт∙ч в год, стометровых – более 9 млн кВт∙ч. Маловато на фоне Приморья, Сахалина или Заполярья и немного в сравнении с тем объёмом электричества, которое приходится поставлять в Краснодарский край из смежных энергосистем, но достаточно для того, чтобы удовлетворить нужды потребителей, не подключенных к централизованным сетям.

 

«В первую очередь всё же востребована солнечная энергетика, – отмечает Дрига. – Она востребована не только в Краснодарском крае, но и практически в любом регионе. Даже за полярным кругом, где полгода солнце не выходит, но полгода и не заходит, что позволяет минимум вдвое сократить расход солярки и решить весьма важную для государства экономическую задачу». Действительно, в ГИС ВИЭР приведены сведения о 12 действующих солнечных установках суммарной мощностью 645 кВт, из которых 471,5 кВт приходятся на долю электростанции для центра оздоровления «СИБУР-Юг» в Анапе, и двух объектах, сочетающих солнечные панели с ветряками. Плюс ещё две автономные станции для питания репитеров связи, на которых в качестве резерва для возобновляемых источников энергии используются дизель-генераторы. Возможно, в геоинформационной системе учтены не все установки, работающие на ВИЭ. Однако даже те данные, которые в ней содержатся, лишний раз подтверждают: спрос на энергию солнца в Краснодарском крае больше.

Чаще её используют не для выработки электричества, а для нагрева воды, которая используется в системах горячего водоснабжения и отопления. «Больше половины побережья у нас не имеет доступа к сетевому газу, – комментирует технический директор Николай Дрига. – Люди топятся чем угодно – дровами, дизельным топливом. И тем же электричеством, тем самым ещё больше перегружая сети». Использование энергии солнца в этом случае является наиболее разумной и экономически обоснованной альтернативой. Поэтому значительная часть из 40 действующих солнечных водонагревателей, о которых есть информация в ГИС ВИЭР, установлены именно на побережье Чёрного моря. Кстати, 22 существующих нагревательных установки на всей территории Краснодарского края спроектировали и смонтировали специалисты «Альтэнергии», они же строят ещё одну. «Два направления, которые максимально интересны и производителям, и потребителям – это гелиосистемы для горячего водоснабжения и отопления, и солнечные панели для производства электричества, – констатирует директор компании. – Зачастую больший экономический эффект даёт не солнечная электростанция, к которой можно подключить электрическую систему отопления, а гелиосистема, греющая воду напрямую. Установив её, допустим, в гостинице, мы летом получаем 12-15 кубометров горячей воды, а зимой, когда отдыхающие уезжают, – теплоноситель для отопления здания». Ещё одно востребованное техническое решение – тепловые насосы, которые позволяют использовать для тех же целей низкопотенциальное тепло грунта или воздуха.

Мотивы покупателей: от моды до экономического расчёта

При том, что использование ВИЭ имеет очевидные экономические плюсы, владельцы гостиниц и другие юридические лица реже используют их для энергоснабжения своих объектов, чем собственники частных домов. «Изначально к нам обращались исключительно физлица, потом стали подтягиваться предприниматели, – рассказывает Дрига. – Сейчас мы выходим на работу и с промышленными предприятиями, собственники которых тоже начинают о чём-то смутно догадываться. Сообразно этому растёт и мощность солнечных систем, которые мы ставим: начинали с киловатт, сейчас речь идёт о десятках, а вскоре будет измеряться сотнями киловатт». Темеров не выделяет одну из категорий, говоря, что в его компанию примерно в равных пропорциях обращаются и физические, и юридические лица. «Клиентов, которые хотят установить альтернативные источники энергии или энергоэффективные решения, я делю на три вида, – замечает предприниматель. – Первый – это те, кто находится в чистом поле и у кого нет другого выхода, кроме как поставить ветряк, солнечные батареи, коллекторы и всё такое прочее. Второй – это люди, у которых есть и свет, и газ, но они хотят участвовать в модном движении, получив при этом небольшую финансовую экономию и несколько лет рассказывая окружающим, что он сберегает природные ресурсы и борется с выбросами углекислого газа. Третий вид клиентов – это производственники, у которых киловатт-час стоит 10-12 рублей, и они добиваются чисто экономического эффекта».

В зависимости от категории варьируется и уровень технической грамотности заказчиков в том, что касается возобновляемой энергетики. Но в целом, по словам Темерова, он растёт. «Другое дело, что в последнее время на рынке появилось много продавцов, которые не хотят думать о будущем, а желают получить сиюминутную прибыль, – добавляет директор «Альтэнергии». – Они так рассказывают потенциальному покупателю о продукте, что у того возникают завышенные ожидания. Когда они не оправдываются, человек разочаровывается в альтернативной энергетике. Один такой отрицательный отклик портит всю работу в регионе на протяжении последних трёх-пяти лет».

 «Оставляет желать лучшего уровень технической грамотности даже 90% тех, кто работает на рынке монтажа солнечных систем и прочих ВИЭ, не говоря уже о клиентах, – возражает Дрига. – Заказчики, конечно, очень слабо понимают, что такое энергосбережение – для большинства оно сводится к замене ламп накаливания на светодиодные и установке приборов учёта. О том, что есть природные ресурсы, которые можно рационально использовать вместе или по отдельности, пока мало кто ещё догадывается». Тем не менее, частных солнечных электростанций в Краснодарском крае становится больше, а их совокупная мощность растёт. На рынке не особо сказывается даже кризис в отечественной экономике, длящийся с 2014 года, и две волны девальвации рубля в 2015 и 2020 годах: если китайские панели подорожали вслед за весенним скачком курса доллара, то стоимость российских, которые выпускает та же компания «Хевел», осталась неизменной. Прежней осталась и цена других комплектующих, которые производятся в России. Так что курс на локализацию, взятый со стартом программы ДПМ ВИЭ, оправдал себя и дал свои плоды даже на бытовом уровне.

Взять административный барьер

Однако даже в относительно благоприятных условиях и при наличии значительного потенциала возобновляемая энергетика в Краснодарском крае развивается низкими темпами. К солнцу и ветру обращаются прежде всего частные домовладельцы, хотя в регионе есть и довольно мощные электростанции, действующие на вокзалах «Адлер» и «Олимпийская деревня», равно как и в уже упомянутом оздоровительном центре «СИБУРа», возобновляемая энергетика в Краснодарском крае во многом остаётся уделом частных домовладельцев. Крупные проекты вроде Лабинской СЭС на 44,1 МВт, которую достраивает «Хевел», пока можно пересчитать по пальцам одной руки. «Препятствует  политическая воля, вернее, её отсутствие, – утверждает Темеров. – В России очень много природных ресурсов. Но надо же понимать, что эти ресурсы не бесконечны, и раз весь мир пытается с них соскочить, то надо предпринимать какие-то действия, чтобы не опоздать на этот поезд. Ведь у нас есть и технологии, и патенты. Нет только их реализации, потому что очень сложно пробить этот административный барьер. Не хватает и предложений со стороны банков – кредитов на разумных условиях, которые позволяли бы людям приобретать солнечные панели или ветряки».

Дрига полностью согласен с коллегой. «Мешает рутина, жуткая рутина и в городской, и в краевой администрации, – говорит он. – Мне проще с федеральными органами власти договориться, чем с нашими местными». Примером тому – закон о микрогенерации, который позволяет частникам отпускать излишки произведённой энергии в сеть. Николай Фёдорович пытался вынести его проект на рассмотрение Законодательного Собрания Краснодарского края. Однако там инициатива не получила хода. Только после статьи в «Коммерсанте», после которой на предпринимателя обратили внимание в Министерстве энергетики России и Государственной Думе, она переросла в поправку к федеральному закону «Об электроэнергетике», принятую в конце 2019 года. Она заключается в том, что собственник объекта микрогенерации – установки на традиционных или возобновляемых источниках энергии, подключенной к сетям напряжением до 1 кВ и не превышающей по мощности 15 кВт – может продавать излишки электричества. Приобретать их можно по стоимости, не превышающей ту цену, по которой энергию на оптовом рынке приобретает гарантирующий поставщик. «Остался последний штрих – появление в сентябре постановления федерального правительства, которое будет регламентировать присоединение объектов микрогенерации к электрическим сетям, – заключает Дрига. –  Минэнерго уже пустило его проект по федеральным органам исполнительной власти. Ждём выхода постановления. Думаю, после этого подтянется и наше производство, работающее в области ВИЭ».


Возврат к списку